смерть танцует на кончиках пальцев


Повернувшись, я увидела золотые глаза, а потом наглым образом была впечатана в стену. Это что?! Не успела, я опомнится, как эта скотина придавила, сонную артерию отрубая тело. Так не честно – была последняя мысль…
Первое что я сказала, когда меня растолкали, было английский вариант «убью на хер» и пару нецензурных выражений. Я даже представила, каким способом его убью, надо сказать, получившийся смех был каким-то, странным? Так стоп, а где Анежка? Контрактор её у меня перед носом, упрямо лезет в глаза, пол опален, а её саму я не вижу, из этого следует, а что из этого следует? Что надо спросить мелкого…. Что я собственно и сделала.
А вот когда он сказал что хотел спросить у меня тоже, что-то во мне «выключилось». Образы мельтешили глазами, не давая сосредоточится и вызывая жуткую головную боль. Тело конвульсивно сжалось. Кто-то гладил по голое и что-то говорил, но я этого уже не слышала. Потом я, кажется, вырубилась, но на самом деле я просто перешла в режим просмотра «оф-лайн». В смысле тело спало а сознание , вернее моё «я» пересматривала выкинутые фрагменты памяти.
Первое воспоминание:
Меня затянуло водоворот красок, я снова была маленькой счастливой девочкой. Я бежала по красивому саду, вокруг цвело много роз. Огромные красные бутоны с черно-бордовой каймой раскачивались на ветру, а в воздухе звенела красивая мелодия, сопровождаемая серебристой песней. Мама. Это пела мама, я не могла разобрать слов, моя память просто их не сохранила…
Я на бегу завернула за куст какого-то растения, моему взгляду представился фонтан с красивой белоснежной беседкой со столиком перед ней.
Красивая женщина кружилась вокруг фонтана, напевая ненавязчивую мелодию. У неё были красивые русые волосы чуть вьющееся и спадающее до талии, они были перехвачены серебристо синей лентой составляющей чудную симфонию с небесно-голубым платьем. Она кружилась и кружилась, а я никак не могла рассмотреть её лицо. Почему? Мне казалось это важно. Вот наконец она остановилась видимо заметив меня, она повернулась и я увидела ярко-зелёные глаза, цвета молодой листвы. У меня тоже были такие глаза, когда-то давно много лет назад, а потом.… Потом они потемнели от всего свалившегося на меня и от пробудившихся способностей в частности. В руках она сжимала плюшевого кота: черного с белыми ушами и забавными глазами-бусинками. Подарок. Это был её последний подарок на моё пятилетие.
Потом она ушла. Нет не так её забрали, люди в масках я помню их. Тогда она спрятала меня в потайной каморке за картиной, сказала, что мне угрожает опасность.
Тогда, в тот день я стала сиротой. В тот же день я пробудилась как эмпат, тогда мои эмоции стали причиной огромных трещин в стенах дома. Тогда же я и начала искать этих людей…
Картинка изменилась:
Мне семь. Коротенький черные плащ едва прикрывает колени, холодный дождь бьёт в лицо а пальцы сжимают кривой клинок, уменьшенная копия того что был у мамы. Она когда-то учила меня с такими обращаться. У неё были огромные кривые мечи с лезвиями цвета крови. Но вот только такие дни давно прошли и врятли уже вернутся.
А сейчас… Сейчас у меня было первое заказное убийство. Деньги тоже нужны в жизни.
Этот человек был какой-то важной шишкой, но перешел дорогу кому не надо – в итоге он стал моим заказом. Найти его оказалось проще, чем я думала, он заседал в каком-то казино. Я поняла, что убью его и сама когда он полез приставать ко мне. Ну да он был пьян, но это его не оправдывало. Мне всего семь и нечего лезть к детям! Стоило нам выйти из казино как он начал меня откровенно догадаться, меня просто мутило от исходившей от него похоти. Тогда я повернула его эмоцию против него и усилила в пару-тройку раз. Он кричал умирая. Я смотрела, и мне было се равно это не человек, это – мусор, такие не заслуживают жизни.
Это было первое, но далеко не последнее моё убийство, ведь так трудно понять от чего умер человек убитый эмпатом.
Я вспомнила, где я видела этого человека, он не раз приходил к маме. В такие моменты я пряталась в комнате и не выходила. Я боялась людей. К маме часто приходили эти странные люди с золотыми глазами. Один раз пришел мужчина с дочкой, кажется она заметила меня. Я не знала, но мама говорила, что если люди увидят меня, то нас настигнет еда, нет не из-за меня, а потому что они не хотят, чтоб мы были вместе.
Папу я помнила плохо, точнее я помнила его руки, и запах горького шоколада, который он вечно приносил в кармане пиджака, притворно удивляясь тому, откуда тот взялся. Я не помнила его лица. Совсем и это расстраивало…
Проснулась я на больничной койке и тупо смотрела в белый потолок. По прошествии минут пяти я наконец поняла что не так. Анежка, её не было!
С кровати я слетела со скоростью света.
Когда я думала что ничего ужасней рассерженных Лави и Канды жаждущих мести нет – я ошибалась! Теперь я знала, почему экзорцисты предпочитали не болеть, тут такие медсёстры, мама!!!!
В общем из мед. блока я неслась даже быстрее чем от толпы злых мечников. И это притом, что мне по-прежнему было 13. Счастье, увы, было не долгим, ибо я наткнулась на Комуи обсуждающих что-то с Кандой. Не скажу, что я была им рада. Глаза Комуи вылезли на лоб да там и остались. Слава Ками, он успел сообразить быстрее, чем мечник достал свою железку.
- Х-хино? – еле выдавил он.
- Ну, да я, а что собственно тут такого? - я недоуменно смотрела на китайца.
- Ты так выглядела, когда только появилась в Ордене. - не знала что у него глаза могут стать еще больше.
- Не помню, и вообще разве это имеет смысл? – ответить ему не дала показавшаяся из-за угла медсестра с явно написанным на лице намерением вернуть меня в лазарет. Ага, щаз! Флаг ей в руки, а… гм думаю это предложение можно оставить не законченным. Я легко оттолкнулась от пола и приземлилась уже на ставшей родной потолочной балке. Оставшийся путь до нужного мне коридора я предпочла проделать по «потолочному» пути. Мало ли какие у них вопросы возникнут, еще кинутся догонять, оно мне надо?
Очутившись нужном коридоре я отпустила свои мысли «гулять» по коридору, исследую все вокруг. Ага, вот оно на этом месте сильный энергетический всплеск и именно тут обрывается след сестренки.
Что ж вариантов у меня не много, но самый реалистичный мне нравится меньше всего, но именно его я и собиралась использовать. Еще раз, оглядев коридор на предмет наличия нежелательных глаз, я снова потянулась к перчатке на правой руке. Линии гектограммы привычно схлынули но теперь уже повторяя свой рисунок на полу в эпицентре того самого «события». Я погрузилась в созерцания линий, не обращая на окружающее, никакого внимания, да и зачем? Наконец линии сложились в нужный мне узор – двенадцати конечную звезду, одну из самых мощных магических фигур. Похоже, тут был портал.
- Повтори! – шепнула я грамме и та послушно открыла подо мной темный прямоугольник портала.
Десантирование на вражескую территорию? Ну что ж, не все же развлечения сестренке, и что-то мне подсказывает, что не се так просто как кажется.
- Эммм – многозначительно протянула я оглядывая пустой коридор. Ну, так не честно! Я попробовала ощутить сестренку и поймала слабый не устойчивый сигнал. Кажется, её кто-то или что-то глушит. Сориентировавшись с направлением, я гордо по-хозяйски начала свое шествие по этому мрачноватому месту. Тут что все вымерли? Может пошуметь?
Шуметь, как оказалось даже не пришлось из-за первой - попавшейся двери вылезло с два десятка акум не понятного уровня и не примянув крикнуть дежурное: «экзорцист!» кинулись атаку. Чего это они взбесились-то так? Причина оказалась проста, какое-то яйцо находящиеся за дверью. Тут что птицеферма?
До демонов мне не было ровно никакого дела так что, покрошив их в «морковку» я отправилась на поиски одного желтоглазого кудрявого объекта, который в будущем (очень близком) должен стать трупом. Стоило вспомнить эту наглую физиономию - как жажда убийства взлетала до заоблачных высот.
Гррр! Найду – убью! Что-то мне подсказывало, что именно эта серокожая дрянь виновата во всем этом начиная пропажей Анежки заканчивая моими вернувшимися воспоминаниями (последнее правд не так уж и плохо).
И снова здрасте! Акумы. Это дежавю. Правда эти выглядят сильнее, ну что ж накопившуюся злость можно сорвать и на них.
Я улыбнулась такой улыбкой, что всем серийным маньяком стоило бы удавиться – от зависти. Хотите поиграть? Так станцуем же по моим правилам.
- Иносенсес, включи эгиду и трек номер 41. - я еще раз оскалила свои клыки (пусть не большие, но не стоит сомневаться в их остроте!). Ведь эгида, это защитное поле только для меня оно не предназначено для блока физических атак, оно не дает мне видеть иллюзии и прочую метафизическую муть которую могут придумать эти железки. - Парные клинки. Что думали, что если перед вами ребенок, то все можно расслабиться? Наивные!
Не сдерживаемая как ранее щитом музыка (очень громких тонов) разносилась наверное по сему зданию ну или что это?
В объятьях шумных кабаков,
встречая множества преград,
под звон монет
тебе кричали невпопад
Танцуй, танцуй,
топчи ногами млечный путь
хотелось плакать и кричать
и мир вокруг перевернуть
заложница
пустых иллюзий
смотри теперь - всё против тебя
быть может смерть тебе дарует
хотя бы чуточку тепла...
Да это танец смерти, но только не моей. Очередной акума рванул, оставив после себя лишь запах гари, я слишком быстрая для них. Даже сейчас, когда Идзанами и Идзанаги почти в два раза больше меня моя скорость не уменьшилась. Что за бесполезные твари? Они даже ранить меня не сумели, хотя быть может я не заметила. Регенерация – чудесная вещь. Интересно хозяева меня услышали? А сестренка?
Музыку я решила пока не выключать, мне нравится, да и клинки убирать не стоит, а то вон снова поворот, а акума из подворотни не лучший способ улучшить моё настроение. Которое, к слову говоря, покоилось где-то между отметками «очень хреновое» и «кого бы убить» стремительно сползая к последнему. А это место так и тянуло заморозить – полностью, чисто из любопытства.

Теплые капли медленно упали с плеч на колени, окрашивая брюки в красноватый маслянистый цвет и смешиваясь с влагой невольных слез. Я терпеть не могла, когда кто-либо прикасается к моим волосам, а тут... незнакомый мужчина просто обрезал их. Рядом со мной поблескивал мой стилет со следами моей крови, но я словно потеряла волю к движениям. Я хотела просто лечь на пол, сжаться в комочек и плакать от боли и ощутимого страха. Красивая комната давила на меня, отнимая последние силы. Я чувствовала себя ужасно одинокой в этом немонятном мире. Я не могла ощутить никого, ни одной доброй мысли, хоть бы обрывок... Сквозь пелену слез, устлавших глаза, я внезапно почувствовала, что меня кто-то крепко обнимает. Нет, не физически... это было не физическое ощущение, а скорее внутреннее. Защищенность, доверие, ласка, тепло... Я их ощущала внутри себя и кожей снаружи. А потом я, пользуясь способностями, провела нить к необычному ощущению и коснулась того, кто до меня добрался. А когда поняла, кто же это, искренне улыбнулась. Теплые губы коснулись лба и утешающе собрали слезинки со щек. Ребенок, а туда же, утешать... Спасибо, Аллен. Все-таки мой контрактор не такой уж простой, как может показаться. Сквозь его прикосновения ко мне начали приливать сила, свет и надежда. Я зашептала слова-песню, мое любимое заклинание...
Вырвись из кольца
Монотелом на спирали
В минус без конца
Вдоль по хрономагистрали...
Внутри медленно накопилась энергия, сгустившись в области солнечного сплетения. Просто сосредоточенный сгусток кроваво-алого цвета, я видела его внутренним зрением среди темного покрова. Где-то далеко поблескивали сиреневые с разными отливами ауры Ноев. Я знала только две из них - розово-фиолетовую Роад и глубокого жемчужно-сиреневого Тикки, в нее примешивался черно-синий, душивший жемчужный. Странно... говорят, что поступки говорят за людей больше, чем слова. А вот и нет. Это у простых людей, а у сверхлюдей, наделенных особыми способностями, этого однозначно сказать нельзя. На секунду во мне шевельнулась жалость к красивому юноше, убивавшему себя самого. Но на секунду, в следующее мгновение я заметила в его ладони остатки своей ауры, перетекавшей из алой в желтую, а затем в оттенки синего, и постоянно бегущими серебряными бликами. Тихий вздох, откуда-то появившаяся уверенность... Этого мальчишку я накажу сама за его своеволие. И даже Сестре не уступлю! Я встала на ноги и потерла затекшие запястья, пережженная веревка валялась внизу, быстро скукоживаясь и превращаясь в невзрачную хренотень непонятного характера. Возле меня висело зеркало, и я заглянула в него. На меня смотрела очень бледная девушка с окровавленными короткими волосами чуть выше плеча, рвано остриженными, длинные прядки щекотали плечи, упрямо и равнодушно сжатые обескровленные губы, полное отсутствие зрачка в сияющих сине-алых глазах, взгляд ледяной и в ту же секунду обжигающий. Словно бархат из стали. Окоровавленная блуза, прилипавшая к телу, была сброшена на пол вместе с штанами. Возле меня лежали на стуле короткая юбочка, на ладонь с половиной выше колена, глубокого фиолетового цвета, с цепями по поясу и облегающая, и белоснежная рубашка, хранившая запах табака. Я одела их, скрывая собственную наготу за этим покровом. Рядом были галстук, пара браслетов-цепей с крохотными проволочными бабочками, выполненными весьма искусно, перчатки, белоснежные, четко по моей руке, босоножки на высоком каблуке, тонкие серьги-бабочки фиолетового цвета, переливавшиеся оттенками синего, и цепочка с кулоном-бабочкой. Не стоит и говорить, что это тут же оказалось на мне. Я была абсолютно равнодушна ко всему, просто хотела выглядеть чуть более по-человечески, плюс человеческая одежда мне нравилась. Я не чувствовала на теле. В отличе от Сестры, я нуждаюсь в ощущениях, ей же как знающей эмоции это не обязательно. Я еще раз посмотрела в трескающееся зеркало, и оно разлетелось кинжально острыми осколками. Одно оцарапало щеку, но я даже не заметила ничего, на мгновение превратившись в этом месте в воздух, когда ощутила прикосновение к коже. Подойдя к кинжалу, я подняла сверкнувшее лезвие, слизнула с него свою кровь, а затем зажала в руке. В этой комнате от моего присутсвия остались окровавленная одежда, кусок оплавленной веревки и расыпавшееся пылью зеркало.
Слой пустых миров
Потеряв координаты
В паутине снов
Станет точкой, отдельно взятой
Медленной танцующей паходкой я вышла их комнаты, и на меня тут же бросился акума. Поправочка. Бросился бы. Если б просто не растворился в воздухе от моего взгляда. Вернее, испарился. А что... сталь тоже может испариться. Я шла мимо высоких картин с разными пейзажами и оставляла позади себя пылающие остовы, за моей спиной полыхало пламя на обоях, облизывая камень и прижимаясь к нему горячим телом. В застегнутой наглухо рубашке стало жарковато, и мне пришлось расстегнуть ее немного, приоткрывая посмелившим приблизиться акумам грудь. В следующую секунду смотреть стало некому, ибо они обратились в пар от одного только взгляда. Я не была взбешена или еще что-то, даже наоборот - удивительное спокойствие, словно только что я не была в опасности и не могла лишиться всего, что имела. Позади меня бушевало пламя, встряхивая дивными алыми волосами, которые у меня отняли и за которые я мстила. Я шла к нему. К человеку, которому обязана была отомстить. Я с каждым шагом приближась, все четче видя жемчуг и синеву, соприкасавшиеся в бешеной борьбе. Толкнув дверь, я увидела огромный зал с круговым столом. Ни дать ни взять, легенды о короле Артуре. За главным креслом сидел симпатичный мужчина со светлыми волосами и широкой добродушной улыбкой, по обе стороны от него - двенацать Апостолов. Все они были ошарашены моим появлением, однако их шок быстро проходил.
- Девочка?! - удивленно поинтересовался, приподнявшись, длинноволосый кучерявый мужчина. На его лице я видела печать порока, сладострастия, похоти, развращенности, неприкрытый садист. И в ту же секунду ко мне устремились нити его силы. Глупец. Мне сейчас хватит силы, чтобы спалить тебя до тла так, что возрождаться будет уже нечему, исчезнуть мысли, исчезнут воспоминания, все... И нити просто опали безвольно у моих ног.
- Шерилл! Какого черта ты медлишь?! - нервно вскрикнула Роад, сбрасывая маску милой девочки. В ее глазах читался страх. Еще бы. Она видела, какой безвольной куклой я была, как лежала у ног ее брата в крови, она видела в моих глазах боль и отчаяние. А сейчас перед ней стояла та же жертва, внезапно показавшая клыки и обратившаяся в опасного хищника. Слишком опасного...
- Она так похожа на одного из Апостолов, - умиленно просюсюкал блондин с улыбкой. Я лишь бросила на него равнодушный взгляд и заскользила по кругу, отыскивая того, кто сейчас держал мою прядь рукой и осторожно облизывал с нее кровь. Я чувствовала это той аурой, которая еще цеплялась за обрезки.
- Не меня ищешь? - тихо прошептал на ухо голос, совсем близко... На талии сомкнулись крепкие руки, в одной была зажата прядь волос. Он не боялся меня, я знала это, но и не призирал. Даже уважал, я чувствовала по оттенку мыслей. Странное ощущение.
- Сестра идет, - тихо сказал я, почувствовав появившуюся в этом месте разрушительную силу.
- Мы знаем, и уже уходим. Ты с нами? - снова прошептал бархатный голос, согревая ухо теплым дыханием. Я еле уняла дрожь в коленках, чувствуя мужчину спиной. Даже плевать, что этот урод с симпатичной мордашкой обкорнал мне волосы.
- Ни за что на свете, Микк. Не расслабляйся. Я вас не перебила лишь потому, что тут Сестра. А я бы хотела сначала насладиться вдоволь твоими мучениями, - отрезала я.
- И сколько пафоса... - мурлыкнул Тикки, касаясь губами шеи и тут же едва не схлопотав от меня с локтя. - Хорошо, намек понял. Уходим... В случае чего, я тебя найду сам, девочка.
Издевательский полупоклон, который я вернула с неменьшей издевкой, и Нои начали пропадать один за другим. Последними пропали блондин, окинувший меня весьма задумчивым взглядом, и Тикки, ечально улыбавшийся. Звуки битвы приближались, и еще черезе минуту в комнату ворвалась Хино.
- Где они?! - практически прорычала она.
- ушли, - пожала я плечами я.
- И ты их отпустила?!
- Я просто не успела бы ничего сделать, они уже уходили.
Вроде бы и не вся правда, но я не солгала. Глаза снова стали человеческими.
- Идем в Орден... - устало попросила я Хино. Через минуту мы уже прибыли на место, и я сразу отправилась в свою комнате, не обращая внимания на встревоженные возгласы за спиной и тяжелый, подозревающий взгляд Сестры.

Я просто нежилась в ванне под струями теплой воды, укрытая пеной так, что расмотреть было просто невозможно даже на каком уровне вода. Закрыв глаза, я просто раслабилась и почти задремала, когда услышала скрип двери. Дверь чуть приоткрылась, впуская белокурую головку и хрупкое красивое тело.
- Привет, - мило улыбнулся парень, приближаясь. - Я подумал, что тебе может понадобиться помощь с... волосами... - робкий взгляд сине-серебряных глаз и виноватая улыбка.
- Ну...- я бросила взгляд на умильную просящую мордашку и тоже усмехнулась. - Хорошо, можешь помочь.
А затем мне захотелось замурлыкать, когда парень осторожно налил себе на руку шампунь и начал аккуратно намыливать мои волосы. Тонкие нежные пальцы ласково касались кожи, залечивая боль и изгоняя усталость. Умелые руки распутывали и рассоединяли слипшиеся пряди, смывая с них кровь. Наверное, я бы сама так осторожно не смогла... Парнишка игриво почесал меня за ухом, заставив потянуться за рукой и чуть-чуть привстать, едва не обнажаясь перед подростком. Пена ии вода немного окрасились в красный цвет, когда парень смывал с меня шампунь и вновь намыливал волосы, вымывая их. Пару раз теплые тонкие пальцы скользили по шее, я позволяла своему контрактору то, чего не смел сделать никто в моей прошлой жизни, кроме Сестры, разумеется, - сидеть рядом, касаться моих волос, мыть их, ласково и бережно распутывая пальцами... Возможно, будь у меня больше рассудка или стыдливости, я бы запретила мальчику делать что-либо подобное, но сейчас я больше походила на мягкую пушистую кошечку, которая грелась возле своего хозяина. Хотя Аллен знал, что он мне такой же хозяин, как Канда с улыбкой во все 32. Я скорее его кастрирую мугеном, чем признаю, что этот мальчик занял в моем сердце больше места, чем положено знакомому, другу или контрактору. Да, я признаю за собой правло влюбиться. В конце концов, в отличие от Хино, я более слабая, более открытая, более переменчивая и вздорная по мелочам, вспыхивающая пламенем и успокаивающаяся точно так же... Чем-то по характер напомнившая рыжика в женской реинкарнации. А почему нет? Хотя... Ками... Аллен... я тебя почти обожаю...
Наконец, волосы были вымыты, хотя я, честно говоря, не особенно хотела, чтобы парень останавливался. Но...
- Ал, отвернись...
- Зачем? - искренне удивился он.
- Мне нужно выйти из ванной... - намекнула я. Уолкер быстро все схватил и отвернулся, стремительно краснея. Я же выскочила из воды и, насухо вытеревшись, одела стащенную у Ноев одежку, когда заметила, что Коронованный Клоун разглядывает меня в соседнее зеркало. Моментально захотелось дать мальчишке звонкую пощечину, чтобы не мнил себя невесть кем, но я вовремя догадалась просканировать его мысли. Даже намека не было на что-то неприличное с точки зрения подростка. Просто комплимент в мой адрес. При этом парень не мог вижеть, что я заметила его наблюдение, и вовсю мысленно облизывался и урчал. "Господи, вот она пришла весна... " - думала я, высушивая волосы. кончики уже зажили к тому времени, и можно было не бояться расчесывать их. Кто бы мог не догадаться, что седовласый парень опять попросится их расчесать. Ну, я согласилась... умильные мордашки действуют на меня очень размягчающе. А Хино они вроде как даже бесят. Как Канду... Эта парочка была бы просто идеальна. Хотя чур меня... если Хино узнает... Парень сидел сзади, осторожно касаясь гребнем прядей и мягко расчесывая. Да у парня талант какой-то... Колени плотно обхватили мои бедра, а затылка касалось ровное глубокое дыхание мальчишки. Блин... приятно все-таки... Наверное, мы минут десять так просидели, пока парень наигрался с моими волосами, а затем я просто упала спать. Даже жить не хотелось после такой нервотрепки... Естественно, что мой заботливый контрактор сразу лег позади, чтобы погреть меня. Ну смотри, мальчик, попадешься на пошлых мыслишках - прибью ведь...

Мы вернулись с этого чертового Ковчега под вечер, правда, не понятно какого дня. В сон меня клонило всегда и везде, так что по себе я судить не могла.
Требовать у сестренки ответа я не стала, не маленькая уже – сама за себя постоять сможет, а захочет поделиться - сама же и расскажет. Все-таки мне не нравилось, что кто-то так бесцеремонно посмел, к ней притронутся (ну точнее к волосам, а у меня по поводу не прикосновенности пунктик) и этому «кому-то» не жить, если я его встречу.
Для начала надо найти кого-нибудь вменяемого и вытрясти из него о том кто те люди.
Я уже говорила, что в Ордене очень мало разумных людей? Толи они все вымерли, толи под вечер они улетают в теплые края – не знаю, но никого способного ответить на мои многочисленные вопросы я не нашла. Пару часов пошатавшись по коридоров я таки поняла почему от меня люди шарахаются. Ну конечно, я не догадалась посмотреть на себя в зеркало! Согласно кровь акум на моей и без того бледной коже смотрится не очень (надо загорать а то скоро на вампира похожа стану!!) но убегать-то зачем?
Я обижусь, у меня така-ая ранимая душа, главное самой не смеяться. Время когда я была белой и пушистой давно прошло, когда-то давно пришлось «краситься» и наращивать когти потому что мир оказался отнюдь не сказочной страной. Но вот в чем поспорить не могу это, то, что никто не смог добраться до моей сути и врятли доберётся вообще, ну кроме сестренки конечно ведь в моем мире, моем сердце есть место только для семьи. Семья. Из семьи у меня только сестренка, правда возможно в этой графе появится еще и имя её контрактора, но только в том случае если он докажет свою нужность. Угу, угу это все очередная чушь.
Надо поискать душ….
Где во имя Ками здесь была моя комната?! Черт бы побрал этот склероз!

«Сегодня, завтра и всегда
Я буду весел, счастлив, только
Никто не вспомнит, что тогда
Мне было просто дико больно.
А я не буду говорить,
Что раны после долго ноют.
Мне больше некуда спешить,…»
Вспомнились слова одного из стихов, прочитанных когда-то давно.
Вот, именно и почему мне не пришло в голову раньше, сходить в библиотеку.
Но душ, прежде всего! Забив на всех, я открыла что-то роде портала в собственную комнату: просто материализовала перед собой льдину точно такую же, как в собственной комнате и шагнула вперед.
Душ! С какое замечательное изобретения, даже не знала, сколько на мне чужой крови пока не начала отмывать её. А нежится под холодно водой все-таки чертовски приятно, но пора заканчивать – дела, дела. Отражение посмотрело на меня сумрачным и сонным взглядом, а затем поправив вечно спадающую лямку свитера попыталось мило улыбнуться – вышло жутковато. Ну и ладно! Улыбаться больше не буду.

«Она не проснулась .И ладно.
Сквозь пробуждение дня
В груди не забилась отчаянно
Кровь с оттенком вина.»

Я ведь тоже могу когда-нибудь не проснуться, но это будет не скоро... Еще придирчиво оглядев себя, я направилась в книгохранилище. Информация – правит миром!
До библиотеки оказалось каких-то пару коридоров, холодные плиты приятно ощущались босыми ступнями. Кого я не ожидала увидеть в библиотеки так это рыжего. Ну да, да он ученик Книгочея, но что это похотливое создание может быть спокойным и внимательным представлялось с трудом.
Вытрясти из рыжего хоть что-то стоящее оказалось не таким уж и выполнимым заданием. Во-первых: как доказать этому глупому существу что я не какая не галлюцинация? Именно что никак. Я ему раз десять повторила ему что я – Хино. Не верит, стервец! Предложила ему продемонстрировать, на вопрос «Как?» создала громадную сосульку. Этого оказалось достаточно, но я не учла одного: любопытство этого чуда природы просто феноменально! Он полчаса донимал меня вопросами, почему я уменьшилась.
Съехидничала ответив: « Я зверек нежный, меня любить надо. А вы… В общем не любите вы меня, вот я и не расту».
Я не знала, что этот тупой кролик поймет все буквально!!! Пришлось забираться на самую верхушку книжных стеллажей от внезапно нахлынувших на это «чудо природы» трогательных чувств.
Так! Это зашло не в то русло! Пришлось кинуть в него пару книг, попала! Яху, я снайпер!
Отвертевшись таки от рыжего беспокоившегося о возврате моего роста (а точнее, я подозреваю, о возврате груди) высказыванием, что я не испарюсь что «полюбить» меня можно и потом. Надеюсь, он не понял это превратно, не хочется замораживать его насовсем.
- Ну, блин, скажи, кто такие эти люди с серой кожей и желтыми глазами? – не выдержала наконец я.
- Нои, что ли?
- Хрен, его, ноют они или нет что это за твари???
- Точно подмечено, твари – заметил рыжий, став вдруг серьёзным – и они не ноют, они –семья Ноя. У каждого из них свои способности и у каждого из них есть своё имя памяти.
- Чего?
- Имя той силы, что они хранят. Нам известны такие Нои как: Тикки Микк – удовольствие Ноя; Лулу Белл – страсть Ноя; Роад Камелот – мечты Ноя.
- Из чего следует, что Ной был редким извращенцем.
….
В общем, узнала я много нового и поэтому решила еще раз наведаться Темный Ковчег (Лави выболтал мне всю историю с Ковчегами) ради научного интереса.
Портал – это отличное изобретение, но толи я такая везучая, но второй раз, за сутки, ударяясь пятой точкой об пол, я начала подумывать о том, чтоб провести сюда нафиг собственную линию перемещения, пока я не убилась на фиг! Потирая выше упомянутую точку и в который раз поминая «добрым» словом хозяина этой развалюхи я решила поискать что-нибудь интересное.
Все я знаю сой диагноз! Это клептомания (это помимо неимоверной злобности и мстительности). Ну вот что могло потянуть нормального человека, найдя комнату полную цилиндров, захватить с собой парочку? Попутно пораскидав все остальные.
К концу экспедиции в моём сувенирном списке значились:
- Цилиндры Графа – 4шт.
- Перчатки белые – 2 пары
-Чулки разноцветные - 1 пара
- акума сувенирный -2шт
- карамельки - N кол-во кг.
Еще я нашла кучу портретов этих самых Ноев, воровать на получилось…. У-уу-уу---у-ууу----уууу! Жадные они!!!!
В комнату я возвращалась довольная жизнью и в общем почти счастливая.
По закону подлости коридор с порталом в мою новоявленную игрушку от комнаты (моей) был далеко так что портанув все награбленное добро предположительно в свою комнату я решила погулять еще и по Ордену. Я искренне надеялась, что не промахнусь.
Комнаты, комнаты, комнаты – ничего интересного. Очередная дверь с пинка открылась и отскочив от стены устремилась назад, увы, не суждено ей было. Хозяина не обнаружилось что, собственно говоря, не особо меня расстроило. Так и что тут есть интересного? Нечего в принципе, хотя вон те часики с цветочком вызывают у меня не здоровый интерес.
К дождю это что ли?
Присмотревшись, я убедилась, что цветок в плачевном состоянии и уход ему бы тоже не помешал.
Я знаю что если объединить наши с сестренкой «искры» (малые заряды энергии) то мы вполне можем исправить состояние этого нещасного растеньица и вообще его не мешало бы полить! Прихватив выше означенный предмет чего-то интерьера я поспешно смылась. Мало ли хозяин заглянет. А теперь в комнату к сестренке, надеюсь, она не будет возражать.

Я нежилась на волнах сна, то ныряя в глубину, то скользя по поверхности, когда встретила в сознании Тикки. Юноша просто стоял и ждал меня, одетый светским франтом.
- Доброй ночи, миледи, - издевательски учтиво поклонился он.
- Вам того же, милорд, - вернула я ему поклон, мысленно добавив "И вас туда же". - А теперь потрудитесь объяснить, что вы забыли в моем сне.
Казалось, мужчина и не удивился моему вопросу.
- Моя сестра, Роад, способна проникать в сознание людей и создавать иллюзии. Причем зачастую она так еще и убивает. Но не стоит бояться: она проникла в наши сознания, чтобы дать возможность просто поговорить. Признаю, защита у тебя серьезная, поэтому Роад тебя смогла "загрузить" только во сне. Клянусь, мне нужно всего лишь поговорить с тобой, ничего более. Сейчас ты всего лишь спишь.
Я молча выслушала Ноя и слегка фыркнула.
- Понимаю, это не слишком похоже на правду, но, может, стоит дать мне всего один шанс? - обворожительно улыбнулся смуглый аристократ. Всегда таяла от таких улыбок, и этот случай - далеко не исключение. Несмотря на то, что этот кучерявый бастард обкорнал мне волосы. Наверное, во мне мазохистка проснулась... Я подала руку мужчине, все так же не говоря ни слова, и он принял ее. За мгновение обстановка сменилась. Мы стояли на полу, напоминавшем шахматное поле; посреди стоял стол, так, что один стул был на черной клетке, а противоположный - на белой; вокруг летали разноцветные свечи, заостренные внизу; по плитке сидят огромные мягкие игрушки. Особенно мне понравилась улыбающаяся кукла в коротком платьице, тряпичное недоразумение, словно сшитое руками ребенка. На столе стояли две чашки. С чаем, насколько я понимаю. Мы сидели бы так, что можно было протянуть руку и коснуться щеки своего... Оппонента? Собеседника? Тикки изящно подвел меня к моему стулу на белой клетке и по-джентельменски решил поухаживать. Впрочем, и я была не против проявления галантности со стороны шального мужчины. Через минуту он сидел напротив, мило улыбаясь уголками рта. На пару секунд я залюбовалась смертоносным красавцем, обволакивающим меня томным поблескивающим взглядом. Конечно, я знаю, что он каждую девушку провожает и встречает таким взглядом, но все же... Это было почти ощутимо, словно по коже скользил нежный бархат. Какое-то время мы просто смотрели друг другу в глаза и не шевелились. Эти золотые глаза, казалось, затягивали вглубь, манили, обещали, ласкали, даже совращали.
- Может, выпьем за встречу? - предложил сын Ноя, не отрывая взгляд. А! Была не была! Я улыбнулась краем губ и кивнула. На столе появились два высоких бокала, наполненных алой жидкостью. Так же не разрывая взгляды, мы пригубили вино, и в горло хмельной влагой пролился глоток крепкого напитка.
- Так о чем ты хотел поговорить?
- Обо всем, - неопределенно пожал плечами мужчина. – Например, о тебе. Как тебя зовут?
- Анежка. Анежка Блэкмур, - уверенно ответила я, про себя отмечая легкую бледность на лице и румянец на посветлевших скулах парня.
- А что ты знаешь о Марии? Не о проекте, а о женщине? – мурлыкнул голос Ноя.
- Почти ничего… - я была удивлена этим вопросом. – Лишь то, что она была влюблена в экзорциста и бежала с ним.
- Мало вам рассказали, - задумчиво хмыкнул красавец, взмахнув пушистыми черными ресницами, и продолжил:
- Мария пришла к нам раненой, почти умирающей и невероятно сильной. Рядом с ней был юноша, мальчишка лет тринадцати-четырнадцати. Самой Марии было уже где-то двадцать восемь, но их контракт уже был неразрывным. Рыжие огненные волосы, зеленые яркие глаза со звездами, шальная улыбка, белая кожа, вишневые губы, вечное вдохновение, восторженный подросток, еще совсем хрупкий… Я понимаю, почему она так в него влюбилась. Это было сродни пожару, а малыш, который был слабее ее раз в сто, самоотверженно пытался защитить любимую. Впрочем, девушка была не против, чтобы побыть слабой и невинной. Хотя это не относилось к боям. Тут он был пока что профан. Но он оберегал свою пассию во всех иных случаях. Он так трогательно за ней ухаживал, что мне на минутку даже становилось завидно. А она… она позволяла юному романтику делать все, что придет в наивную рыжую голову. Девушка улыбалась, глядя на затеи любимого. Не поверишь, но однажды он нарвал в саду розы голыми руками, потому что забыл ножницы, а потом по лозе дикого винограда залез на ее этаж и два часа сидел под ее окном, ожидая пробуждения. Или когда она нарезал из сердечек из бумаги и ободрал лепестки с разных цветов, а потом усыпал ими комнату Марии… Очень наивный и романтичный малыш. Подросток.
Тикки мечтательно улыбнулся воспоминаниям и вздохнул. Я не прерывала его, заинтересованно слушая смуглого Ноя.
- Но я не об этом, потом расскажу, - встряхнул шоколадно-черными кудрями красавец. – Мария и ее любимый, я его даже и любовником называть не могу из-за возраста, искали у нас убежище и защиту. Мы предоставили им эту возможность, лечили, помогали, интересовались, предоставляли возможности для развития… В общем, делали все, что в наших силах. И не смотри так скептически: с вашей точки зрения все Нои – сволочи, но все-таки вы по большой части ошибаетесь. Хотя, признаю, и мы поступаем некошерно, и вы далеко не святые. Но вернемся…
Когда Ватикан прознал о том, где скрывается их подопытная, то были собраны невероятные силы, причем простых экзорцистов и даже генералов не приобщили к этому делу. Одни Вороны. Отвратительные существа, между нами, сильные, очень жестокие. Подчас от зверств этих… - Тикки щелкнул пальцами и поморщился, - diablos… волосы дыбом вставали. Мы скрывались полгода, пока нас не обложили в одной деревушке. Все это время Мария оберегала своего экзорциста, ставшего к тому времени невероятно сильным для своего возраста. Но была и обратная сторона – мальчик был «паразитом», при этом Чистая Сила захватила его пальцы. Он одним прикосновением выпивал из акум энергию и освобождал души. Мальчик был действительно очень талантлив, но, как ты знаешь, чем более силен экзорцист паразитического типа, тем короче его срок жизни. А контракт – это огромный скачок вперед, резкая эволюция. В начале мальчик был силен и почти догонял взрослых коллег, а после контракта достиг уровня генерала, хотя и не мог превысить или достичь ее уровня. Но если малыш должен был жить 60 лет, то как паразит – 30 лет. С каждой новой эволюцией уходит по пять лет жизни, а юноша с момента своего контракта претерпел три эволюции. Простая арифметика – мальчику было отпущено 15 лет. А ему уже было 14, и Мария видела, что малыш умирает, горит как фейерверк. Хотя я сомневаюсь, что она видела, но догадывалась. И отдавала ему весь свой запас энергии и жизни. Они умирали рука об руку. Наконец, через эти полгода Мария ощутила, что настал пик. Возможно, это была одна их неразвившихся способностей. Кто знает. Но она пошла на сделку с Ватиканом. Взамен жизни любимого она отдала свою и вернулась в лабораторию. Она была всего лишь девушкой, Марией… - Тикки вздохнул и покачал головой. – К счастью ли, к печали, мальчик вскоре погиб, спасая возлюбленную, а сама подопытная была к тому времени беременна двойней – двумя девочками, которые, в свою очередь, через восемнадцать лет также родили, каждая по дочери, которые унаследовали гены своей бабушки. Одна их девочек-дочерей росла среди простых людей, вторая стала нашей воспитанницей. Не знаю, как этого добился Граф, но наша воспитанница, Азмари, передала внучке Марии еще и гены Ноя, Темную Материю, сочетавшуюся с Чистой Силой. Девочка людей, Марика, осталась «чистой» от вмешательства нашей семьи, то есть ее кровь сочетала гены Марии и Инносенс. Вторая внучка была, и есть, сильной и весьма развитой, однако страдала от провалов в памяти. Вторая же обладала невероятно живым воображением, но изначально была более слабой и доверчивой, однако быстро набирала силу. Вот такая вот история, - резко прекратил свой рассказ о Марии великолепный шулер Тикки. Я слушала с интересом и любопытством, вбирая в себя информацию. Все-таки эта Мария была странной и довольно непредсказуемой дамой. А вот девочки… На какую-то секунду я подумала, что он рассказал немного о нас, намекая на происхождение. Но был еще вопрос.
- Как звали юношу?
- Адриан, кажется, юный такой то ли француз, то ли испанец, спроси у Комуи, у него все досье со дня основания Ордена, - пожал плечами Тикки и взглянул на часы. – Уже пора. Скоро рассвет, а тебе нужно получше выспаться.
Я поднялась с кресла одновременно с Ноем, и неподалеку возникли двери.
- Еще увидимся? – улыбнулся парень с печалью. В этот момент он мне показался невероятно юным, хрупким, ранимым подростком, ранимым, просто скрытым за маской люда, жестокости и азарта. Удовольствие Ноя в теле красивого, изящного юноши. В темных глазах цвета темного шоколада горела надежда. А я, как человек импульсивный, подчинилась внезапному желанию и обняла Ноя, на мгновение погружаясь в запах горячего шоколада, исходившего от сильного тела.
- Ну конечно… - тихо ответила я и, оторвавшись, шагнула в пустоту.

… Комната, в которой трое. Аллен, Хино и я. На глазах подростка слезы, на губах Сестры хищный оскал. В ее руке стальной пластиной блестит остро отточенный нож. В ее глазах безумие, в его – отчаяние, мольба. Она держит крепко, стоит парню пошевелиться – и он просто захлебнется собственной кровью.
- Ты глупа, какого черта ты заключила этот гребаный контракт?! Мы против всего мира! Ты и я, только мы! Никого третьего! – закричала Хино, искажая лицо дикой злобой. – Я терпеть не могу этого мальчишку за то, что он нас разлучает, он отнял тебя у меня! И я это исправлю!
Легкое, небрежное движение - и я бросилась к мальчику, обнимая его, а кровь из его горла струей залила мне ноги. Дикий смех, жестокий… а потом… вспышка лезвия перед глазами и темнота.

- Анежка, проснись! Ксо!
Пальцы саднит…
- Отбой тревоги… Аллен, уберись с меня…
Парень слез с меня и с тревогой посмотрел. Я же оглядывала сбитые в кровь костяшки. Они уже подживали, но…
- ты била стену кулаком и кричала что-то про то, что что-то неправильно… - пояснил с улыбкой Аллен, но я чувствовала фальш. Мальчик слишком обо мне беспокоился, я читала это в его мыслях.
- Анеж, нужна твоя помощь, - в комнату на всех парах влетела Хино, как всегда похожая на маленький моторчик.
- Ками, что такое, Сестренка? – зевнула я, потягиваясь. Вкратце Хино изложила мне суть своего вторжения. У мечника в комнате стояли старинные песочные часы с заключенным в них лотосом, однако лотос был уже на грани увядания, и она хотела, чтобы я осмотрела часы. Мне была дана способность видеть скрытые нити, может, я смогу чем-то помочь несчастному цветку. Хотя чтобы Хино да о цветочке беспокоилась… Она и людей не особо ценит, а чтобы цветок… Хотя лотос того заслуживает, как цветок королевский.
Мы направились в комнату, я попросила Аллена в это время сходить в столовую и заказать нам кучу еды: я была зверски голодна. Да и Хино не радовалась пустым желудком, громко урчавшим на весь этаж.
- Что ты от меня хочешь? Я вижу, что цветок связан с каким-то человеком, без него этот неизвестный погибнет. Да и если что-то будет повреждено – связанный и минуты не проживет, - вынесла я вердикт, осмотрев увядающее растение. Впрочем, я была удивлена, увидев в такой тюрьме великолепное растение.
- Я предлагаю… - на мгновение Хино замялась. – Объединить наши искры воды и огня, чтобы подарить цветку новую жизнь.
- Разве так возможно? – с сомнением протянула я. – Мы с жизнью сейчас играем.
- Не выйдет – ничего не случится, - твердо ответила она, и я заметила в ее глазах почти незаметную мольбу. Да уж… ты всегда умела меня уговорить таким взглядом.
Мы повели свои Песни. Огонь и вода. Две противоположные стихии, сочетание которых давало жизнь. Держась за руки, мы стали друг напротив друга, посередине стояли часы с лотосом. Постепенно наши слова начали обретать форму двух искр, разгоравшихся все ярче и ярче, сильнее и сильнее. Наши голоса эхом раздавались по комнате, дробясь о стены и возвращаясь к искре. Наконец, когда финальные аккорды высокими нотами ударились о глухо звякнувшее стекло, два начала слились и образовали между собой одну, которая быстро втянулась в хрупкие лепестки цветка. И с лотосом произошло изменение: он словно вернулся к началу своего цветения, превратившись почти в бутон. Проверив связи, я обнаружила, что на хозяина это никоим образом не повлияло: он остался прежним в своем развитии.
- А теперь, Хино, идет отсюда, пока хозяин не пришел… - пробормотала я, беря Сестру за руку и фактически оттаскивая от цветка. Но не тут-то было… Кто сказал, что Канда приходит всегда невовремя, был абсолютно прав!..

@музыка: метал

@настроение: норм

@темы: Анимешник со стажем, епт, Хаос вещает, типа творчество